«Предмет веры»: экологи и власти спорят вокруг «климатического иска» к РФ

Антон Касс

Дымящиеся трубы химического завода, выделяющие огромное количество парниковых газов

Российские экологи, правозащитники и представители коренных народов подали в Верховный суд коллективный иск с требованием пересмотра указа президента и распоряжения правительства, касающиеся планов снижения объёмов парниковых газов. Таким образом авторы требуют от российских властей активизации мер по преодолению климатического кризиса. Авторы обращения рассказали NEWS.ru, что за последние десятилетия в стране почти ничего не предпринимается в плане борьбы с изменением климата, а также нет планов по адаптации к этому глобальному тренду. В Госдуме со скепсисом отнеслись к обращению активистов, полагая, что сторонники декарбонизации, то есть перехода к низкоуглеродной экономике, не думают о долгосрочных негативных последствиях борьбы за углеродную нейтральность, однако истцы с этим обвинением не согласны.

Погрязли в ископаемых

Обращение в Верховный суд, копия которого имеется в распоряжении NEWS.ru, направили 20 лиц, в том числе две организации — «Экозащита!» (властями РФ признана иноагентом) и Московская Хельсинская группа (также признана иноагентом), а также 18 российских граждан. Как сообщил редакции составитель иска юрист Григорий Вайпан, в их числе активисты движения Fridays for Future («Пятницы для будущего») Аршак Макичян, Ася Фомина и Дарья Ануфриева, эколог Виталий Серветник, защитники прав коренных малочисленных народов саамы, удэге и ительменов Андрей Данилов, Павел Суляндзига и Дмитрий Бережков.

Истцы требуют признать недействительным положение указа президента № 666 от 4 ноября 2020 года «О сокращении выбросов парниковых газов». В этом документе прописано, что выбросы парниковых газов к 2030 году должны сократиться до 70% от уровня 1990 года. Составители иска полагают, что этот показатель должен быть доведён до 31%.

Помимо этого в иске оспаривается норма распоряжения правительства от 29 октября 2021 года, утвердившего Стратегию социально-экономического развития РФ с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года. В документе кабмина сказано, что «реализация целевого (интенсивного) сценария [стратегии] приведет в 2050 году к сокращению нетто-выбросов парниковых газов на 60% по сравнению с уровнем 2019 года и на 80% по сравнению с уровнем 1990 года». Истцы полагают эти планы недостаточными и требуют, чтобы объём выбросов парниковых газов к середине XXI века не превышал 5% от уровня 1990 года.

Указанные цифры, к которым предлагают стремиться авторы иска для выполнения Россией обязательств по Парижскому соглашению о климате, рассчитаны с помощью независимого экспертного проекта Climate Action Tracker. А реализация действующей климатической стратегии в РФ, как полагают истцы, приведёт к росту глобальной средней температуры на 4 °С, что, согласно некоторым исследованиям, может грозить по меньшей мере 710 тысячами избыточных смертей.

Россия приняла на себя обязательство по Парижскому соглашению сокращать такие выбросы, чтобы предотвратить глобальное потепление. Но цели на 2030 и 2050 годы, которые содержатся в указе президента и правительственной стратегии низкоуглеродного развития, явно не позволяют достичь цели Парижского соглашения — удержать прирост глобальной средней температуры до 1,5 °С до конца века. Истцы просят суд признать недействующими целевые показатели указа и стратегии, а также обязать президента и правительство принять новые показатели, которые будут соответствовать международным обязательствам России, — пояснил NEWS.ru Григорий Вайпан.

По словам юриста, это первый в России климатический иск и юридически есть все основания для его удовлетворения. Аналогичные судебные процессы идут во многих других странах мира и уже есть успешные прецеденты — например, в Германии, Нидерландах, Бельгии, Пакистане, Непале и других странах.

Григорий Вайпан полагает, что «климатическая политика российских властей является катастрофической». РФ занимает четвёртая место в мире по объёму выбросов парниковых газов, а средняя температура в стране растёт в два раза сильнее, чем в среднем на планете. За последние полвека во всём мире климат потеплел примерно на 1 °С, а в РФ — на 2,5 °С.

Российские власти планируют и дальше наращивать выбросы парниковых газов как минимум до 2030 года, в то время как по Парижскому соглашению пик выбросов должен быть достигнут не позднее 2025 года, после чего должно происходить резкое снижение выбросов на протяжении 2030-х, 2040-х и 2050-х годов. По оценке экспертов, выбросы к 2030 году должны быть в полтора-два раза меньше, чем запланировали российские власти, а к 2050 году — более чем в 10 раз меньше, — добавил Григорий Вайпан.

Сопредседатель движения «Экозащита!» Владимир Сливяк также считает, что по всем государственным стратегиям в области развития топливно-энергетического сектора в РФ предусмотрен рост добычи и использования ископаемого топлива — главного источника выбросов. Эти стратегии, по мнению эколога, нужно пересматривать и «строить реалистичные планы в отношении замены ископаемого топлива на возобновляемые источники энергии».

Сливяк при этом не надеется на «благоприятное решение российского суда», поскольку речь идёт об оспаривании государственной политики. С ним согласен и российский сторонник Греты Тунберг активист международной инициативы Аршак Макичян.

Не знаю, получится ли выиграть суд в России, скорее всего, нет. Но в этом случае мы обратимся в более высокие инстанции, в том числе в ООН и ЕСПЧ. В целом это важный прецедент для создания новых инструментов регулирования действий по климатическому кризису. Это будущие проблемы, но мы на них влияем сейчас. Подобные иски были в других странах. Например, в Германии он был успешным, и сейчас бездействие по климатическому кризису или отсутствие каких-то планов в этом направлении считается там преступлением. Мир меняется, и мы сталкиваемся с новыми проблемами, у которых пока ещё нет лекальных решений, — заявил NEWS.ru Макичян.

По его словам, в России «нет никаких планов по адаптации [к изменениям климата], а обещания недостаточны». К тому же в стране за последние 20 лет «практически ничего не делалось по теме изменения климата», а, например, доля возобновляемых источников энергии в энергетике составляет менее 1%. Макичян подчёркивает, что ситуацию усугубляет преследования экоактивистов и объявления профильных НКО иноагентами.

Если политики что-то обещают людям, а климатическая тема — это долгосрочная проблема, то важно существование гражданского общества, которое сможет следить за выполнением этих обещаний. А в нынешних условиях это невозможно. К тому же происходящее на территории Украины отбросило климатическую проблематику на десятилетия, и теперь непонятно, как будут продолжаться переговоры на глобальном уровне, когда мир находится в, мягко говоря, нестабильном состоянии. До 24 февраля была надежда, что мы сможем объединиться [с властями других стран], чтобы решать проблему климатических изменений. Сейчас этой надежды нет, — добавил Макичян.

Декарбонизация — pro et contra

Действия истцов раскритиковал депутат Госдумы Николай Николаев, в прошлом созыве возглавлявший комитет природным ресурсам, собственности и земельным отношениям. По его мнению, международная климатическая повестка «в большей степени является предметом веры тех людей, которые занимаются ею, нежели стремлением к рациональному достижению результатов, и подобные иски это очень чётко иллюстрируют».

Парламентарий полагает, что если бы в иске «была доля рациональности, то тогда, наверное, следовало бы оспаривать обязательные требования, но обязательных требований нет — не надо забывать, что Парижское соглашение предусматривает принятие на себя добровольных обязательств».

Никто из тех людей, которые свято верят в декарбонизацию, не думает о том, какие последствия это вызовет в других сферах. Возьмите вопросы, связанные с количеством рабочих мест. Если не ошибаюсь, в 2021 году, был официальный международный доклад, из которого следовало, что прежде всего в странах, которые добывают и перерабатывают сырьё, к 2030 году сократится 5 млн рабочих мест. Кто-нибудь из тех, кто свято верит в декарбонизацию, об этом думает вообще? Мне кажется, что почему-то нет. Для этих людей более значима чистота этого процесса, нежели результат, — заявил NEWS.ru Николаев.

Говоря о результате, парламентарий добавил, что помимо сокращения выбросов парниковых газов для исправления, замедления или прекращения климатических изменений «есть очень важная цель — адаптация к изменениям климата». По его мнению, на это в мире «направляется лишь 20% тех усилий и средств, которые в целом ассоциированы с проблемой изменения климата, а остальное — на декарбонизацию, эффект от которой, даже если допустить, что действительно всё случится так, как думает климатическое сообщество, будет ощутим лет через 50 минимум».

Что делать тем людям, которые живут сегодня? Об этом почему-то никто не думает. Мне кажется, что в нынешней экономической, политической и прежде всего геополитической ситуации, когда весь мир находится в энергетическом кризисе, подавать подобные иски — это либо провокация, либо желание пропиариться на фоне тех проблем, которые есть по всему миру, либо желание навредить. Навредить, потому что есть огромная проблема с точки зрения рабочих мест по всему миру, — уверен Николай Николаев.

С этими доводами не согласен Аршан Макичян, пояснив, что переход на низкоуглеродную экономику позволяет не сокращать, а, напротив, создавать рабочие места. Об этом, в частности говорили и в Международной организации труда, эксперты которой заявляли, что развитие «зелёных технологий», позволяющих обеспечить выполнение Парижского соглашения, может создать к 2030 году 24 млн рабочих мест в мире.

Для этого нужны программы по справедливому переходу, какие есть, например, в Германии и практически во всех развитых странах. Рабочие места будут появляться, например, в сфере возобновляемых источников энергии, на которые уже сейчас переходят на место нефти, угля и газа по всему миру. И эти рабочие места более безопасные, чем, например, работа в угольных шахтах, где регулярно происходят взрывы, у шахтёров проблемы со здоровьем, условия труда ужасные, — пояснил Макичян.

Также он отметил, что в России «на адаптацию к климатическому кризису никакие деньги не направляются» и «пока ещё нет планов по адаптации к процессам, которые уже происходят десятки лет, а говорить о каких-то цифрах и выдвигать теории о том, какие шаги предпринимать, можно и нужно будет тогда, когда в стране будет реальная климатическая политика».

Эколог напомнил, что большая часть мер, которые предлагают эксперты по декарбонизации, изложена в докладе «Зелёный курс», подготовленном в СПЧ экспертами Greenpeace и отвергнутом Минэкономразвития.

Если мы переходим на возобновляемые источники энергии, то в итоге мы меньше сжигаем угля и, например, в Красноярске ежегодно не объявляли бы режим «чёрного неба». Меры, которые предлагаются экспертами, выигрывают и в экономическом плане, потому как возобновляемые источники энергии с каждым годом становятся всё дешевле. Но в России есть проблема нефтяного лобби, которое продвигает какую-то свою повестку. А большинство россиян просто не знает, что происходит, — резюмировал Аршак Макичян.

Между тем Николай Николаев также говорит о необходимости адаптации к климатическим изменениям, на чём настаивает и собеседник NEWS.ru из Fridays for Future.

На мой взгляд, приоритетом в климатической политике должна быть адаптация. Нам нужно беспокоиться не о благополучии планеты как таковой, а о благополучии нас на этой планете. Мы должны говорить о реальных шагах, например, по противодействию опустыниванию, таянию мерзлоты, огромному уровню паводков в отдельных регионах. Нам нужна практическая адаптация — где-то нужно менять строительные стандарты, где-то возводить дополнительные дамбы, где-то заниматься изменением номенклатуры культивируемых сельхозрастений, — пояснил депутат Госдумы.

Он также отметил, что на декарбонизацию ещё с 2021 года планировалось направить «колоссальные инвестиции», но пока, по словам собеседника NEWS.ru, «не было ни одного расчёта и прогноза того, как климат изменится в лучшую сторону» и каков будет результат от предлагаемых мер.

Переход к рациональному подходу в климатической повестке — это единственно правильный путь, — резюмировал Николаев, понадеявшись, что этот тренд будет отражён и в федеральном бюджете на новый трёхлетний период 2023-2025.

Как писал NEWS.ru, в апреле 2022 года была представлена третья часть Шестого оценочного доклада Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК). В документе, над котором работали учёные из разных стран, в том числе и РФ, изложена глобальная оценка прогресса в области смягчения последствий климатических изменений, а также рассмотрены источники глобальных выбросов.

Как отметил, комментируя доклад, завлабораторией экономики изменения климата НИУ ВШЭ Игорь Макаров, развитые страны (Япония, США, Германия, Франция и Великобритания) постепенно сокращают выбросы, а также долю в глобальных выбросах. А развивающиеся демонстрируют противоположную тенденцию. В первую очередь это касается Вьетнама, Индонезии, Пакистана, Турции, Индии, Китая и Ирана. Выбросы на душу населения существенно выше в таких странах как Австралия, Саудовская Аравия, Канада, США, Россия, Южная Корея и Иран. Выбросы на единицу ВВП, или углеродоёмкость экономики, существенно выше в странах «периферии». Лидером тут считается Иран, далее идут ЮАР, Китай, Вьетнам, Россия, Пакистан и Саудовская Аравия. По словам Макарова, РФ в этих рейтингах находится не на самых завидных позициях.

Источник