В Хабаровском крае “делают” все для уничтожения коренных народов

Недавнее открытое письмо представителей коренных малочисленных народов Хабаровского края к губернатору Сергею Фургалу выявило бедственное положение аборигенов Приамурья. Они беззащитны перед властью, бизнесом, стихией и браконьерами. Как отметил общественный активист КМНС Леонид Сунгоркин, это уже не первое обращение коренных жителей региона к властям, но ничего не меняется.

Отправной точкой обращения стала несправедливая система распределения добычи охотничьих ресурсов. Из утвержденных губернатором лимитов коренным народам выделен лишь небольшой процент, хотя профильные ведомства краевого правительства отчитываются о ежегодном увеличении охотничьих ресурсов для личного потребления КМНС.

В результате в нынешнем сезоне промысловики квоты не освоили, многие из них вовсе не вышли на охоту, опасаясь миллионных штрафов и конфискации имущества. Охотники сообщают, что «государственные инспекторы КГКУ «Служба охраны животного мира» оказывают на них моральное и психологическое давление и даже угрожают уголовной ответственностью за традиционную охоту без лицензий и путевок».

В открытом письме отмечается, что федеральное законодательство позволяет охотникам из числа КМНС осуществлять традиционный промысел без лицензий и путевок, с условием, что в охотничьих удостоверениях должны быть внесены специальные отметки. Однако хабаровские власти отказываются проставлять данные отметки по надуманным, по мнению коренных народов, причинам. Авторы обращения обвиняют в этом краевое министерство природных ресурсов, комитет охотничьего хозяйства и КГКУ «Служба охраны животного мира».

«Социальная программа по обеспечению продукцией охоты социально незащищенных групп населения, предложенная нам министерством природных ресурсов края, сорвана. Малоимущие граждане, инвалиды, семьи с несовершеннолетними детьми и неполные семьи, пенсионеры из числа КМНС не получили для пропитания мясо диких животных в 2019 и в 2020 годах», – говорится в обращении.

«Осенью едешь мимо охотучастков и видишь пустые окна зимовий: никто не охотится. Либо хозяин умер уже, либо уже переписан участок неведомо на кого… А раньше целыми семьями охотились, родовыми кланами! Быть охотником было престижно, и участки столетиями передавались по наследству. Теперь все решает арендодатель. Все нарушено. Это прискорбно: тайга охотником жива, а охотник – тайгой. Я сама охотница и понимаю всю эту боль», – живописует ситуацию председатель правления АКМНС Тугуро-Чумиканского района Аксинья Симонова.

По ее словам, спасает рыба, на нижнем Амуре она пока есть. Но ключевым словом здесь является пока. Положение с промыслом лососевых ухудшается с каждым годом, и эта становится в первую очередь проблемой амурских аборигенов. Прошлый год был объявлен WWF «годом лосося». В течение года специалистами фонда совместно с активистами КМНС было проведено множество общественных и исследовательских мероприятий, в том числе мониторинг нерестилищ. Вывод из всех этих действий один: лососей Амуре надо спасать!

«Браконьерство на Амгуни (главный нерестовый приток Амура – ред.) на протяжении многих лет остается для местных жителей и заезжих «гастролеров» основным источником дохода. Главная причина – отсутствие перспективы с трудоустройством, так как рабочих мест в этом районе чрезвычайно мало, а людям надо кормить семьи. Но наряду с этим процветает и промысел ради больших денег. Объем добытой икры здесь принято измерять не килограммами, а центнерами и тоннами. Мы обнаружили (в ходе совместного мониторинга с WWF – ред.) даже не десятки, а сотни выпотрошенных и брошенных браконьерами рыб», – рассказывает доброволец АКМНС Александр Фроленок.

Президент Ассоциации коренных малочисленных народов Хабаровского края Любовь Одзял считает, что для сохранения популяции лосося, являющегося экономической базой существования коренных народностей, промысел на Амуре нужно на время запретить. «По осенней кете мы ждем, что 2020 станет последним годом, когда хоть немного рыбы, но, скорее всего, будет. А вот 2021 год ждем с ужасом. Это будет настоящая катастрофа. Тогда в Амур должна вернуться кета 2017 года, а он был совершенно безрыбным. До нерестилищ тогда практически не дошло ничего. Мы будем просить, чтобы на 2021 год полностью закрыли промышленный промысел», – прокомментировала она свое предложение.

Еще более глобальной для КМНС проблемой в обращении к губернатору названо значительное сокращение территорий традиционного природопользования под предлогом передачи их для «дальневосточного гектара». Это коснулось всех малочисленных народов Хабаровского края. Если раньше в Хабаровском крае было около 30 миллионов гектаров земель, закреплённых за исконным населением региона, то сейчас эти территории сокращены на 15 миллионов гектаров. Реформа прошла тихо, «под сукном». Никаких общественных обсуждений не проводилось, никто с людьми на местах не встречался.

«У нас отбирали земли, на которых охотились наши предки… Мы пытались оформить земли в родовые угодья, взять в аренду, но слышали лишь отказы, – говорится в жалобе. – Как издевательство над нами, звучат слова представителя министерства природных ресурсов края о том, что сокращение размеров наших территорий традиционного природопользования, а во многих случаях — их полная ликвидация, делается для нашего блага. Мол, эти действия должны стимулировать нас на оформление бесплатного дальневосточного гектара».

«Вот нам сказали, берите земли по «дальневосточному гектару». Я – охотник. У моей семьи под удэгейским селом Гвасюги есть около 20 тысяч гектаров охотничьих угодий. Дед ещё по этим землям на промысел ходил. А тут мне предлагают вместо этой территории взять лишь один гектар. Да для охотника это ничто. Представляете, выхожу я на свой традиционный участок на охоту, а там кто-то дом уже построил или дорогу проложил!? Что будет? Социальный конфликт!», – сетует председатель губернаторского совета уполномоченных представителей КМНС Сергей Сусликов.

По мнению его сородичей, ликвидируя территории традиционного природопользования, их загоняют в резервации, находящиеся вблизи населенных пунктов, подрывают саму основу существования коренных народностей.

«Сегодня надо говорить о возможном сговоре и личной заинтересованности руководства структурных подразделений правительства Хабаровского края, направленных на нарушение прав КМНС при традиционном природопользовании, коррупционной составляющей и лоббировании интересов охотников, не относящихся к КМНС, – уверены авторы жалобы. – Возможно, уже сегодня можно ставить вопрос о геноциде КМНС в Хабаровском крае, который происходит на фоне подписания международных договоров, издания федеральных».

Авторы коллективного обращения к губернатору края Сергею Фургалу просили оградить КМНС от произвола местных чиновников, обязать их соблюдать Конституцию РФ, федеральное и краевое законодательство, защитить право на приоритетное пользование животным миром в охотугодьях края. И просто хотели быть услышанными.

Руководитель общественного объединения по защите культуры, прав и свобод коренных малочисленных народов Приамурья Леонид Сунгоркин считает, что нужно в корне реформировать систему взаимоотношений власти и КМНС в крае, доставшуюся от Шпорта. По его мнению, позицию малочисленных коренных народов должна представлять не только одна АКМНС, а и другие организации, в том числе и возглавляемое им объединение. Однако ничего для этого не делается. В результате ситуацию с сохранением культуры и самобытности коренных малочисленных народов Севера, проживающих в Хабаровском крае,  общественный активист оценивает как критическую.

Источник: АмурПРЕСС

Leave a Reply

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.