«Простой циничный бизнес» международного масштаба

Европа строит планы отказа от угля к 2050, а то и 2030 году, в Кузбассе происходят крупные аварии на шахтах. Люди, живущие вокруг разрезов, рискуют ещё больше – они становятся жертвами затянутой катастрофы: смертность в угольных регионах традиционно превышает средние величины, а «профессиональные» заболевания – туберкулёз и онкология, поражают не только горняков. По данным исследования кузбасских врачей, опубликованного в журнале «Гигиена и санитария», детей с врождёнными пороками развития в «угольных» городах — Новокузнецке, Прокопьевске и Киселёвске, рождается значительно больше, чем в относительно чистом Таштаголе или в среднем по России.

СДС-УГОЛЬ

В 2018 году шахта «Листвяжная» в числе прочих была выбрана для аудита международной ассоциацией потребителей угля Bettercoal. Членство в Bettercoal является своего рода знаком качества для угледобытчиков. Ассоциация проверяет поставщиков на использование современных технологий, защиту окружающей среды, содействие росту благосостояния рабочих и местных жителей, меры по защите прав человека. 

Члены ассоциации получают значительные преференции в Европе, новые контракты на поставку угля, и самое главное – репутацию, которую «за деньги не купишь». Конфликтный и опасный угольный бизнес признаётся современным, соблюдающим все высокие мировые стандарты. 

В 2018 году «Листвяжная» успешно прошла аудит. Через три года выяснилось, что на шахте выявляются сотни нарушений, она то и дело закрывается, шахтёры жалуются на принуждение к нарушению правил техники безопасности. В результате взрыва метана гибнет 51 человек. Арестованы собственник и директор. 

Вместе с «Листвяжной» три года назад ассоциация приняла ещё несколько предприятий холдинга «СДС-УГОЛЬ», а ещё раньше «лучшими поставщиками угля», с точки зрения Bettercoal, стали ОАО «Кузбассразрезуголь», Сибирская угольная энергетическая компания (СУЭК) и ООО «Талдинская горнорудная компания». 

Кузбассразрезуголь

Краевед и журналист Вячеслав Кречетов рассказывает, что во время первого приезда в Кузбасс аудитор Bettercoal попросила его организовать встречу с представителями телеутов – одного из малых народов Кузбасса. С компактным местом проживания телеутов соседствует Бачатский угольный разрез, принадлежащий «Кузбассразрезуглю».

Вячеслав Кречетов. Фото: facebook

Аудитор Джулия Менис встретилась с жителями села Беково Беловского района, представителями телеутской общины «Эне-Байат», председателем поселкового совета, обычными сельчанами-телеутами. 

— Все они рассказывали о тех недопустимых вещах, которые вытворяет разрез «Бачатский», — вспоминает Кречетов, — например, у фермера Василия Тодышева разрез перекопал дорогу и полностью сорвал посевную. Кроме того, сам разрез и его инфраструктура оказывают негативное влияние на земли сельхозназначения, которые используются этим народом (телеутами, — авт.). Есть экологическая экспертиза о том, что происходит деградация земель, негативное влияние угледобычи на реку Бачат. Обо всём этом жители говорили аудитору, предъявляли документы из надзорных ведомств и института, который делал экспертизу.

После встречи в селе Беково Кречетов отвёз аудитора на станцию «Разрез 14 км», территория которой отнесена к местам традиционного проживания и хозяйственной деятельности коренных народов. 

— Там не надо быть академиком, чтобы понять: это просто произвол, — продолжает краевед, — люди проживают зажатые между двумя дорогами. С одной стороны это областная автомобильная трасса, с другой – железная дорога, по которой курсируют «товарняки» с углём. Кроме этого, сам отвал разреза находится на расстоянии 500 метров от жилых домов. При этом у предприятия до сих пор нет утверждённой санитарно-защитной зоны. И этот отвал горит. Он горел до этого дня, горел в тот день, когда мы приехали с аудитором Bettercoal, он горит и сейчас. Его невозможно потушить – никто не придумал такой технологии.

Не исключено, что проверяющая от ассоциации потребителей угля отнеслась к своим обязанностям формально. Люди не живут в границах карьерного поля – значит, непосредственной угрозы для жизни нет.

После общения с коренными жителями, где почти все отзывы о деятельности угольщиков были отрицательными и фактически прямо было заявлено о нарушениях Декларации прав коренных народов ООН и соответствующих российских законов, трудно было предположить, что «Кузбассразрезуголь» станет партнёром европейской ассоциации, работающей «над созданием глобальной ответственной цепочки поставок угля». Однако вскоре стало известно о положительном решении. Через два года Кречетов снова встретится с представителем Bettercoal, и эта встреча будет ещё более странной. 

Мы связались с новокузнецкой компанией «ИнЭка», оказывающей Bettercoal экспертные и консультационные услуги. Специалист Маргарита Кислякова пояснила, что слухи об отсутствии утверждённых санитарно-защитных зон у кузбасских разрезов – неправда, в таком случае разрешения на добычу не были бы выданы: 

— Защитная зона определена СанПиН (санитарно-эпидемиологические правила и нормы, — авт.), которые действуют на данный момент. От границы земельного отвода разреза – тысяча метров, от границы отвала до жилых домов – 500 метров.

О том, какие конкретно экспертные данные передаются европейским потребителям угля, в «ИнЭка» не пояснили. Иностранцы, помимо прочего, заказывают консультантам интервью с представителями коренных народов. 

Во время переговоров по вступлению в ассоциацию «Кузбассразрезуголь» объявил о вложении 100 миллионов рублей в строительство очистных сооружений на промплощадке Бачатского разреза. 

СУЭК

«Кузбассразрезуголь» был первым российским угольным холдингом, вступившим в Bettercoal. ОАО СУЭК (Сибирская угольная энергетическая компания) «подружилась» с ассоциацией примерно в то же время, что и СДС-УГОЛЬ.

В группу СУЭК входит Сибирская генерирующая компания, владелец Томь-Усинской ГРЭС – крупнейшей тепловой электростанции Сибири. Насколько нам известно, предприятие не работает по принципу СПОС («свободное предварительное осознанное согласие», регламентированное Декларацией о правах коренных народов). Переговоры с коренными народами Томь-Усинская ГРЭС, работающая на угле и оказывающая значительное влияние на окружающую среду, не ведёт, разрешений у местных не спрашивает. 

СУЭК активно занимается угледобычей в соседней с Кузбассом Хакасии. Ростехнадзор регулярно выявляет нарушения на предприятиях компании, закрывает их и штрафует. Хакасские экологические активисты утверждают, что ряд обогатительных фабрик и углепогрузок по закону вообще не введены в эксплуатацию, однако продолжают работать. 

— Все отвалы разреза «Степной», принадлежащего ООО «СУЭК-Хакасия», занимающие огромную площадь, горели и продолжают гореть, — говорит Вячеслав Кречетов, — эти отвалы появились ещё в советские времена, и продолжают наваливаться сейчас.

Постоянные протесты в Бейском районе, где земли сельхозназначения массово передаются угольщикам, вызваны ещё и тем, что жителей вводят в заблуждение и не пускают на публичные слушания. 

Угольщики и чиновники обвиняют журналистов и других участников слушаний в ангажированности и незаконной видеосъёмке, применяя курьёзные формулировки: 

«Те, кто распространяет в сети видеоролики, не имели ни аккредитации, ни заранее не позаботились о своем присутствии. Да и жителей района там было 2-3 человека».

Активисты предъявляют ровно те же претензии: попасть на слушания невозможно, для этого приходится вызывать полицию. Зал наполняется представителями разреза и администрации, поэтому 2-3 «настоящих» слушателя – уже неплохо. Впрочем, слова им обычно не дают. 

— В Хакасии проходит континентальный путь миграции многих редчайших видов птиц на нашей планете. Разрез уничтожает не только территорию, но и краснокнижных птиц, — говорит Кречетов.

В конце 2019 года более трёхсот участников митинга «За чистый воздух!» в Абакане направили петицию в Bettercoal с требованием исключить СУЭК из состава партнёров ассоциации. 

Визит второй. Два года спустя

Через два года после включения «Кузбассразрезугля» в число «лучших поставщиков» Bettercoal снова наведался в Кузбасс – на сей раз это был не аудитор, а представитель в России с группой сопровождения, приехавший в город Мыски на встречу с другим коренным народом — шорцами.

Туда же был приглашён и Вячеслав Кречетов. Однако уже в автобусе, по пути на «круглый стол», его попросили выйти – якобы краевед выполняет функции журналиста. Представители шорцев возмутились и заявили, что в таком случае тоже покинут автобус, и никакого круглого стола не будет. Кречетов остался – с обещанием не вести съёмку во время переговоров. Закрытость международной общественной организации, ратующей за честный бизнес и защиту прав человека, не может не настораживать.

На встрече прозвучали слова чиновников о том, что Россия не ратифицировала Декларацию о правах коренных народов. Это не совсем согласуется с 69-й статьёй Конституции, в которой гарантируются права коренных малочисленных народов «в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, и международными договорами Российской Федерации». Собственно, и устав Bettercoal не основан на законодательстве той или иной страны – разве что не может ему противоречить. 

Кречетов задал представителю ассоциации вопрос о включении «Кузбассразрезугля» в число партнёров после многочисленных жалоб на компанию. Ответ, по словам Вячеслава, был неожиданным: якобы женщина-аудитор, проверявшая компанию, оказалась некомпетентной и даже замешанной в коррупции, поэтому ассоциация больше с ней не сотрудничает. 

Потенциал скандала

В отчёте по СДС-УГОЛЬ указано, что представитель ассоциации интервьюировал жителей самых протестных посёлков юга Кузбасса – Ананьино, Апанас и Костенково. Своим открытым противостоянием, в том числе перекрытием дорог, сельчане остановили наступление разреза. Однако активисты из этих сёл ничего не знают о Bettercoal и уверяют, что таких интервью не давали.

То же самое говорит координатор российской экологической группы «Экозащита*!» в Кузбассе Антон Лементуев. По его словам, он вёл переговоры с Bettercoal, но всегда пытался донести информацию об экологических нарушениях со стороны угольщиков: 

— Я говорил общие вещи, которые на тот момент были известны: массовые протесты там и там, шум и пыль, землетрясения. Но моего собеседника это не особо интересовало. Как я понял после, Бетеркол интересует потенциал возникновения скандала, а не то, как на самом деле компания ведёт работу и как нарушаются права граждан, — пояснил Лементуев.

Возможно, упомянутая в отчёте «Экозащита*» может быть одним из одноимённых движений, которые в большом количестве созданы по России. 

— С кем-то они говорили в селе Костенково. Например, с тем, кого администрация подсунула, — предположил эколог.

Шаманы

Собеседники то и дело выдвигали коррупционные версии «удачного» попадания угольных холдингов в партнёры авторитетной ассоциации. Они не видят иного объяснения – после всех протестов, высказанных на встречах в Кузбассе. 

Координатор группы «Экозащита*!» Лементуев более осторожен в оценках. Он убеждён, что основными факторами являются объемы производства, лояльность власти и минимизация вероятности скандала: 

— Европейцам необходима стабильность поставок и обеспеченность информационного поля в нужном ключе. Простой циничный бизнес по поеданию человеческого мяса.

Противостояние угольщиков и коренных народов продолжается. Иногда находятся компромиссы: угольные компании оплачивают проведение национальных праздников. С 2019 по 2021 год шорские шаманы провели три «антиугольных обряда», о которых писали СМИ. По мистическому совпадению, после двух последних обрядов случились трагедии с наиболее одиозными угольными магнатами, после первого обрушились цены на уголь.

Источник